Клуб юных писателей и любителей почитать
Дорогие юзеры, приносим извинения за некорректное отображение форума (если есть такие огрехи). Администраторы в порыве творческих идей вновь решили покусится на привычный дизайн форума и сотворить из оного что-нибудь необычное. Все данные сохраняются в обычном режиме, ни одно сообщение не потеряется.
До 30 мая мы постараемся завершить все работы над дизайном!
А пока наберитесь терпения и держитесь))))
Объявления
Встречайте новый эргономичный, минималистический и надеемся, что удобный, дизайн форума. Пользуйтесь на здоровье, чтоб наши старания не прошли даром!


Новый раздел форума - ПУБЛИКАЦИИ. Здесь вы можете добавлять свои статьи и публицистические работы (все правила читайте с статье "Что такое публикация?"
Литературный конкурс "LITTERIS"
"LITTERIS 2017"
Дорогие пользователи, конкурс открыт и уже сейчас можно зарегистрироваться и отправить работу. Прием работ осуществляется ДО
30 августа 2017 г.


Ключевые слова

буслаев  Мефодий  

Поиск
Результаты :
Расширенный поиск
Контакты

E-mail:

lubbooks@bk.ru

geologtema@mail.ru


Сообщения помечать "Форум Lubbooks" или иным подобным образом!


Вконтакте:

Официальная группа

Матвей Арсеньев

Наши посетители:
- просмотров

Besucherzahler
счетчик для сайта

Поделиться
Предыдущая темаПерейти внизСледующая тема
avatar
KAPИHA
Новосел
Новосел
Женщина Сообщения : 3

Парень из прошлого. 2 глава

в Чт Фев 13, 2014 2:27 pm
2. Лагерь и что было после

После успешного окончания пятого класса на одни пятерки, мои родители решили отправить меня в лагерь за хорошие оценки.
Конечно, мне эта идея не очень нравилась, но делать было нечего, и 1 июня я отправилась в лагерь на целый месяц.
Лагерь «Орленок» находился в Подмосковье, но довольно далеко от Москвы. У него была не очень большая территория, рядом с которой находились огромный лес и озеро.
В лагере было скучно. Во-первых, то лето выдалось очень дождливым, поэтому на улицу мы особо не выходили, а во-вторых, мальчиков мы не видели и не могли увидеть, ведь они жили в другом корпусе.
В принципе, с девочками мы подружились, хотя и нельзя сказать, что это была дружба навеки. Почти все дни мы проводили за играми в крокодила, лягушку и т. п.
Но как-то раз я не стала играть с девчонками в Мафию, потому что у меня сильно болела голова. На следующий день они устроили мне бойкот. Потом, когда они услышали о том, как я скучаю по родителям, они начали обзывать меня плаксой и маленькой девочкой.
А еще через три дня, 8 июня, произошло те памятные события, которое я никогда не забуду, хотя мне страшно о них вспоминать. Пожалуй, я расскажу все по порядку. Ведь я помню это все, как будто это было вчера.
День был самым дождливым за всю смену, как говорят «хороший хозяин и собаку на улицу не выгонит». Мы как обычно встали в восемь утра, в восемь пятнадцать пошли на зарядку. Еще через полчаса мы пошли на завтрак. У нас в тот день был самый вкусный завтрак среди всех семи отрядов девочек, а точнее нам давали «Наполеон». У нашей вожатой, Лиды, был день рождения.
После этого, часов в 10 утра мы занимались уборкой комнат. В тот день мои соседки особо сильно меня ругали, за то, что я только и умею, что плакать.
Потом, как обычно народ играл в Мафию, а я лежала и слушала музыку. Потом мы пошли на обед, который был не очень вкусный. Нам давали рассольник, гречку с котлетой и компот из сухофруктов. Дальше - тихий час, во время которого забрали Василису, единственную девчонку, которая ко мне нормально относилась. Вообще тогда много кого забирали.
После тихого часа все делали какую-ту стенгазету, но меня естественно прогнали.
Потом были ужин, дискотека для девчонок в честь дня рождения нашей вожатой и отбой.
На дискотеку не пошла не только я, но и близнецы Варя и Вера, которые, собственно, и начали меня обзывать. У меня на тумбочке тогда стояла моя любимая рамочка с моей любимой фотографией. На ней мы с родителями катались на коньках в «Меге» и были очень счастливы.
В тот вечер Варя и Вера сидели и болтали о парнях. И между словами вставляли что-то вроде: «А у бедной Викочки нет парня, как мне ее жалко». Тогда я сидела на своей кровати, смотрела на фотографию родителей, молилась, чтобы они позвонили или кинули денег на телефон, и при всем этом слушала, что говорят близнецы. Собственно, говорили они обо все том же. Тогда я решила, что сегодня ничего интересного не будет, и уснула.
А вот после того, как я уснула, в моей комнате началось самое интересное за весь лагерь. Что происходило там, я узнала, совершено случайно, потому что мне не спалось.
В 22:50 в нашей комнате собрался весь отряд, и они начали обсуждать, как еще мне можно отмстить. Мне было настолько противно это слушать, что через 2 минуты я уснула. Но долго поспать мне не дали…
Через какое-то время меня разбудили соседки с криками: «Вика, просыпайся! Ты опаздываешь!» Я посмотрела на телефон, время было 23:50.
«Куда я опаздываю? Они чокнулись, или решили вот так надо мной прикольнуться? А может, они решили сейчас поздравить Лиду?» - это было все, что я успела подумать. Мои раздумья прервал громкий голос Вари:
- Поджигай!
- Уже?
-Да, давай.
- Но мы же хотели подождать, пока она проснется!
- Да ну! Пусть так смотрит!
Тут я увидела, как передо мной что-то загорелось. И это точно была не лампочка. Но что это тогда? Тут я поняла, что это настоящий огонь. Сначала я задумалось о том, откуда у них спички или зажигалка, ведь в лагере они строго запрещены. Но потом мне стало совершенно не до этого, потому что я поняла, что именно горит… Это была та самая фотографии, которая до этого стояла у меня на тумбочке. Я нервно провела рукой по столешнице. Рамочки там не было…
В этот момент как раз догорала фотография… Я больше не могла смотреть на наглые лица девчонок. Все, на что у меня хватило сило, было повернуться лицом к подушке и начать плакать. Девчонки поняли, что победили, на этот раз просто моих слез им не хватило.
Они начали обзывать меня всеми словами, которые смогли придумать и всячески надо мной издеваться. Сказать, что мне было обидно и противно, это ничего не сказать.
Не знаю, что тогда на меня нашло, но я вскочила с кровати, схватила легкую ветровочку и выбежала из корпуса и побежала в сторону леса. Из окна доносились крики:
- Стой, дура!
- Ты что совсем чокнулась?
- Куда ты?
А кто-то даже заботился обо мне:
- Дурочка, ты же заболеешь!
- Плакса, ты что обиделась?
Не разбирая дороги, я бежала по лесу, я бежала по лесу. Я совершенно не думала о том, как вернусь в корпус и о том, что я могу заболеть. У меня даже телефона с собой не было. Я бежала уже около получаса и естественно устала. Я решила присесть на пенек.
Я поняла, что заблудилась и насквозь промокла. Я не знала, что делать, куда мне теперь идти и найдет ли меня кто-нибудь. Какие только мысли не приходили тогда мне на голову. И что мне никогда не найдут, и что я тут умру от жажды и голода, и даже что меня съедят волки. И как назло нога где-то застряла. Я села на пенек и заплакала. Нет, я не заплакала, я зарыдала. Ведь в лесу тебя все равно никто не услышит, а тем более под дождем.
И тут я услышала чьи-то шаги и увидела свет. Свет в конце тоннеля… Стоп! Во-первых, мне еще рано умирать, а во-вторых, это явно не смерть. А кто это тогда? Насколько я знаю, лесника в этом лесу нет, а  даже если есть, то очень далеко от территории лагеря. Неужели я так далеко убежала? Вряд ли. Тогда кто это? В этот момент я услышала мальчишеский голос:
- Привет, я Макс Ларин.
Голос показался довольно знакомым, наверняка я его слышала в лагере, значит это точно кто-то из мальчиков нашего лагеря, но так как я еще толком не с кем не познакомилась, я не могла сказать, кто это был.
- Привет, а я Вика Панова, – ответила я.
- Можно один странный вопрос?
- Ну, давай.
- Что ты делаешь в лесу ночью под ливнем в одной ветровке?
- Да, так.
- А все-таки?
- А все-таки, на меня просто что-то нашло.
- Ясно, а почему на тебя что-то нашло?
- Меня соседки обидели.
- Как?
Я не знаю, что на меня тогда нашло, но я рассказала Максу, все, что произошло со мной за время пребывания в лагере. И я точно рассказала ему это все, не потому что мне надо было с кем-то поделится, а потому что решила, что именно ЕМУ надо это все рассказать.
- Слушай, а тебе не холодно?
- Ну… Может быть.… Немножко…
- Немножко?! Да ты вся дрожишь! На, накинь мою куртку.
- Спасибо.
- И пошли поскорее в корпус. А то вдруг ты заболеешь, или может, уже заболела.
- Не надо, - сказала я и поняла, что не надо было этого говорить.
- Почему?!
Отступать было некуда, и я решилась сказать:
- Потому что мне и так хорошо. Тут. С тобой. Вдвоем.
То, что он мне ответил, было еще страннее, чем, то, что сказала я. Ведь он не сказал мне чего-то вроде «Ты что, дура?» и не начал издеваться надо мной. Нет! Он просто сказал:
- Знаешь, ты такая милая. И мне очень нравится тут с тобой так сидеть и просто разговаривать, но я правда переживаю за тебя, может, все-таки пойдем в корпус?
Ну, вот как после таких слов не согласиться? И конечно я согласилась. А потом мы шли по лесу и молчали. И это молчанье не было нам в тягость это молчание.
Когда мы подходили к нашему корпусу, Максим остановился под фонарем и посмотрел мне в глаза. У него оказались большие карие глаза. Такие милые и выразительные. И сам он оказался таким милым. У меня внутри все пело. А мне было так жарко, хотя я была насквозь промокшая. Неужели это любовь, то о чем написано столько книжек и то, о чем мечтают все девчонки? Неужели она и вправду такая, такая… Я не знаю, как описать то, что происходило во мне... Насколько я знаю, любовь заставляет идти на рискованные поступки. И я решилась… Я взяла, и… Я поцеловала его. Нет, это не было детский поцелуй в щечку. Это был самый, что ни на есть настоящий поцелуй. Я не знала, что будет с Максом, не знала, что будет потом со мной, возможно, после этого он даже не захочет со мной разговаривать. Но это того стоило. И в этот момент мне было все равно. Мне было все равно, что будет потом. Я жила только здесь и сейчас.
Я не знала, сколько длился поцелуй, понравился ли он Максу. Единственное, что я тогда понимала, что точно никогда его не забуду. Ни Макса, ни этот поцелуй.
- Вика!
Ну все… А теперь можно и подумать о том, что со мной сейчас сделает Макс… Но он сделал только одно. Он меня поцеловал. Да, это был второй в моей жизни настоящий поцелуй. И он был ничуть не хуже первого. Наверно, даже лучше.
А потом мы пошли дальше в корпус. А дальше…


Проснулась я в изоляционной палате. Яркая лампа светила мне в глаза Я ничего не понимала. В голове была каша. Ко мне в палату вбежала медсестра с радостными криками: «Очнулась! Очнулась!»
- А что случилось? – спросила я таким сонным голосом, как будто только что проснулась после трех месяцев спячки.
Видимо мой вопрос удивил ее. Она на минуту замолчала, а потом начала мне рассказывать про какого-то очень милого молодого человека, который принес меня сюда на руках.  Конечно, я сразу поняла, что этот милый молодой человек – Макс. И я начала вспоминать про сожженную фотографию, про ливень, а на то, чтобы вспомнить дальше у меня не хватило сил.
Через минуту ко мне в палату зашел врач и попросил медсестру покинуть помещение и спросил, как я себя чувствую и что мне сейчас нужно. Я думаю, вы догадываетесь, что мне тогда нужно было. Для начала мне нужно было, чтобы кто-то мне все объяснил. У врача спрашивать было не удобно, да и вряд ли он все знал. А во-вторых, мне надо было поспать. Но все узнать важнее. Поэтому мне пришлось попросить врача, позвать Макса. И он ушел за ним.
Через полчаса ко мне в палату вошел Макс, собственной персоной.
- Привет. Ты как?
- Привет. Ты должен мне все объяснить.
- Что конкретно я должен тебе объяснить?
- Все!
-А можно поточнее?
- Что произошло вчера вечером?
- Вчера выглянуло солнце наконец-то.
- Ты издеваешься?
- Нет. Я на полном серьезе. Вчера, в воскресенье, 12 июня, выглянуло солнце.
- Вчера же было 8 июня!
- Нет, просто ты была в коме 4 дня. А если учесть то, что у тебя воспаление легких, такое состояние для тебя очень опасно. Знаешь, как все переживали! Даже твои соседки. Если бы еще немного в лесу посидели, то было бы гораздо хуже.
- Что?! В каком лесу?
- А ты не помнишь?
- Нет. Может, ты мне все-таки расскажешь, что произошло 8 июня?
Естественно, я уже все вспомнила. И про лес, и про дождь, и про первый поцелуй. Но мне очень захотелось услышать все это от Макса. Не знаю почему. Просто так.
- Ну, ладно.
- Ну!
- Ну, в общем, я вчера ночью был в лесу и услышал, что кто-то плачет. Пошел в ту сторону, где кто-то плакал, подхожу, а там ты. Я присел, мы поговорили, я отдал тебе свою куртку, и мы пошли в корпус.
- Стоп!
- Что?
- О чем мы говорили?
- Я точно не помню.
- Тогда давай приблизительно!
- Ну, ты рассказала мне о том, как ты оказалась в лесу, а я сказал, что ты можешь заболеть, и мы должны идти. Ну, мы и пошли. А потом…
- Что потом?
Я видела, что Макс покраснел, и радовалась этому. И сама покраснела, и хотя очень хотела, не могла посмотреть ему в глаза. А он, как заорет:
- Врушка, все ты помнишь!
- Ну может и помню… И что?
- А то!
- А что ты покраснел так?
- Ну, я, это… А сама то!
- Ладно, я покраснела. И что? А я вот до сих пор не понимаю двух вещей.
- И что ты не понимаешь? А может, понимаешь, но притворяешься?
- Короче, что ты делал в лесу?
- Не твоего ума дела!
- А чьего же ума это дело?
- Не важно. Ладно, а что ты еще не понимаешь?
- Медсестра говорила, что ты меня сюда на руках принес. Это правда?
- Ну, может и правда, а что тут такого? – сказал Макс и спрятал свои большие карие глаза.
- А ничего.
- Ну, как, по-твоему, я должен был тебя сюда тащить? По земле, что ли волочить? – сказал Макс и на этот раз посмотрел прямо мне в глаза.
Это был такой пронзительный взгляд, что я поняла, сейчас я обязана ответить.
- Просто это так мило.
- Ха. У вас, девчонок, все мило.
- И что с этого?
- Бесит уже. Ой, смотри, какой милый котенок! Ой, смотри, какая милая юбочка! – он начал так передразнивать девчонок, что я невольно засмеялась.
- А знаешь, что?
- Ну и что? Опять увидела что-то милое?
- Ну, может быть что-то одно.
- И что же на этот раз?
- Тебя. Знаешь, ты мне нравишься! Да, ты милый. Если хочешь, можешь пойти и рассказать всем про меня, вот такую дурочку, которая любит все милое и про все, что было 8 июня, и вы вместе посмеетесь!
Все, что я сказала, было так неожиданно для меня, что, то ли от стыда, то ли от обиды, я вскочила с кровати и хотела убежать, но на первом же шаге упала, и Макс меня поймал, заглянул мне в глаза, прямо как в тот вечер, и сказал: «Ты мне тоже нравишься. Очень, очень! И я не собираюсь никуда от тебя уходить!».
Наверно, он собирался меня поцеловать, но я ему не дала со словами: «Я не хочу, чтобы из-за меня ты заболел», хотя я очень хотела, чтобы он меня еще раз поцеловал.
- А мне все равно! – и с этими словами он меня поцеловал. А потом мне дойти до кровати.
Оказывается, все это время в палате находилась еще одна девочка с рыжими волосами и серыми глазами. И следила за нами, хотя притворялась спящей. Если бы я тогда не думала только о Максе, я бы сразу ее заметила. А так я заметила ее только сейчас, потому что после нашего поцелуя она так округлила глаза, что трудно было ее не заметить.
- Привет, – сказала я.
- Ты это мне? – сказала девочка так удивлено, как будто в палате было очень много людей, с которыми я могла поздороваться.
- А кому еще?
- Ну, тогда, привет.
- Ну, я пошел. Зайду завтра, – с этими словами Макс вышел из палаты.
Потом я выяснила, что эту девочку зовут Инга, ей 13 лет, лежит она здесь уже неделю, так же, как и я с воспалением легких. А потом она меня спросила, про то, что именно случилось ночью 8 июня. Я была так рада, да и мне надо было с кем-то поделиться. В общем, я рассказала ей все, что помнила. А потом попросила рассказать, что происходит со мной сейчас, или почему я здесь.
Вот приблизительно, то, что она мне рассказала: «Уже 9 июня, около часа ночи в палату зашел Макс, он нес меня на руках. Вокруг суетились врачи, поэтому Инга не разглядела меня и решила спать дальше. Следующие два дня, четверг и пятницу в палату заходил Макс и узнавал, как я себя чувствую. Он даже узнавал, нужно ли мне что-то. В выходные ко мне приезжали родители и тоже интересовались моим самочувствием. Потом, в понедельник, то есть сегодня я очнулась. И, в общем, все».
Еще она сказала, что хотела узнать, как я заболела, и сказала Максу, что она моя соседка. А он начал орать что-то вроде: «Ах, вот как вы теперь заговорили! Когда вы жгли фотографию, вы об ее здоровье вообще не думали!» И попросила меня рассказать, про какую фотографию шла речь. Ну, я и рассказала.
- Как вообще можно себя так вести?
- Не знаю.
- А ты вожатым не говорила? Они обязаны были что-то предпринять.
- А что они сделали бы? У них Вера и Варя любимицы. Они им ничего не сделают. А другие девочки ничего существенного мне не сделали. Хотя, кто знает, скорее всего, они там уже всю мою одежду порезали, порвали и покрасили.
- Ну, если еще что-то сделают, ты мне скажи, я знаю нескольких парней из старшего отряда.
- Нет, спасибо. К тому же мне кажется,  из палаты до конца смены я не выйду. Кстати, надо бы родителям позвонить.
Как только я это сказала, у меня зазвонил телефон… Мне звонила мама.
- Алло! Викочка, ты как?
- Алло. Привет, мам. Я нормально. Только спать немного хочется.
- Мы с папой в будни вряд ли сможем, но в выходные мы тебя точно заберем и отвезем в платную клинику! Поняла? Только опять в обморок не падай.
- Хорошо, мам. Тогда до выходных.
- Пока, Викочка.
Как только я закончила разговаривать, Инга начала меня расспрашивать:
- Ну?
-Что ну?
- К тебе родители заедут? Что-нибудь вкусненькое привезут?
- Нет…
- Что не приедут?
- Нет… - чуть не плача, сказала я.
- Что случилось, скажи, а то я ничего не понимаю!
- Меня заберут.
- Это же круто! А куда? В Тушинскую или в Филатовскую?
- Нет! В какую-то частную платную клинику, - сказала я и уже в голос разрыдалась.
- Это же супер! Ты очень быстро там вылечишься. Так что ты ревешь тогда?
- Они может, приедут выходные, а может быть и завтра!
- Это же ещё лучше! Я ничего не понимаю.
- Да, как ты можешь не понимать?! Я с Максом познакомилась, там в лесу. А я не знаю ни его телефона, ни адреса в ВКонтакте, я даже не знаю в каком городе он живет, значит, мы больше не увидимся!
- Он еще успеет зайти до выходных. Вы обменяетесь телефонами. Будете созваниваться, переписываться в ВКонтакте или хотя бы, по Скайпу разговаривать!
- Все равно, это не то! Я хочу видеть его, хочу быть рядом с ним. И не какой Скайп не заменит мне живого Макса!
Тут к нам в палату зашел врач и сказал: «Панова, собирай вещи, за тобой приехали» - и с этими словами в палату зашли мои родители с радостными криками: «Сюрприз!» Через полчаса папа спускал моей чемодан к машине, мама стояла рядом с палатой и ждала меня, а я отдавала Инге мои контакты: телефонный номер, имя в ВКонтакте и т. д. И просила передать это все Максу.
- Обязательно! Слышишь, обязательно Макс должен их получить! – я говорила настолько громко, насколько могла. – Не получит, тогда я за себя не ручаюсь.
Тут в палату заглянула мама и сказала, что нам уже пора. И мы пошли вниз. Мама меня придерживала, чтобы я не упала. Хотя я бы очень хотела прямо сейчас и здесь упасть и ждать Максима. Но упасть у меня не получилось, потому что мама меня держала очень крепко.
Я села в машину и уехала. Навсегда. И тогда я прекрасно понимала, что в лагеря родители меня больше не отправят. Никогда.
В клинике в палате было все: телевизор, холодильник, радио, даже wi-fi. Но мне было плевать на все это. Мне хотелось только одного – увидеть Макса. Ведь прошло пять дней, а он так и не позвонил! И в тот момент, когда я об этом думала зазвонил телефон. Это была Инга.
- У меня для тебя плохая и не очень плохая новость.
- Начни с плохой.
- Хорошо.
И Инга начала свой рассказ: «Макс не получил твои контакты. Он же так и не знает, что я не твоя соседка. Он решил, что я над ним прикалываюсь. А не очень плохая новость, это то, что как только он узнал о том, что тебя увезли, позвонил родителям и сам уехал. И просил передать, что если это действительно твой номер, то я должна позвонить тебе и пожелать скорейшего выздоровления». Я сказала спасибо, пожелала Инге тоже побыстрей выписаться и поехать домой, а сама положила телефон, свернулась калачиком и тихо заплакала. А потом решила, что обязательно найду Макса в ВКонтакте. Но в России Максимов Лариных пруд пруди, а где именно он живет, я не знала. В общем, найти Макса я не смогла.
avatar
Кот Учёный
Создатель форума
Создатель форума
Мужчина Сообщения : 333

Лист персонажа
Имя персонажа: Джон Вуд
Профессия: Помощник детектива
Место проживания героя: Даунинг-стрит 221в

Re: Парень из прошлого. 2 глава

в Ср Фев 19, 2014 10:50 pm
Интересно!... думаю, у вас получится написать свою книгу!

_________________
   Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта. 
Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"
Предыдущая темаВернуться к началуСледующая тема
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения