Клуб юных писателей и любителей почитать
Дорогие юзеры, приносим извинения за некорректное отображение форума (если есть такие огрехи). Администраторы в порыве творческих идей вновь решили покусится на привычный дизайн форума и сотворить из оного что-нибудь необычное. Все данные сохраняются в обычном режиме, ни одно сообщение не потеряется.
До 30 мая мы постараемся завершить все работы над дизайном!
А пока наберитесь терпения и держитесь))))
Объявления
Встречайте новый эргономичный, минималистический и надеемся, что удобный, дизайн форума. Пользуйтесь на здоровье, чтоб наши старания не прошли даром!


Новый раздел форума - ПУБЛИКАЦИИ. Здесь вы можете добавлять свои статьи и публицистические работы (все правила читайте с статье "Что такое публикация?"
Литературный конкурс "LITTERIS"
"LITTERIS 2017"
Дорогие пользователи, конкурс открыт и уже сейчас можно зарегистрироваться и отправить работу. Прием работ осуществляется ДО
30 августа 2017 г.


Ключевые слова

буслаев  Мефодий  

Поиск
Результаты :
Расширенный поиск
Контакты

E-mail:

lubbooks@bk.ru

geologtema@mail.ru


Сообщения помечать "Форум Lubbooks" или иным подобным образом!


Вконтакте:

Официальная группа

Матвей Арсеньев

Наши посетители:
- просмотров

Besucherzahler
счетчик для сайта

Поделиться
Предыдущая темаПерейти внизСледующая тема
Mari-Mar
Новосел
Новосел
Женщина Сообщения : 1

Дорога в бесконечность.

в Пт Мар 24, 2017 1:01 am
Краткая аннотация.
Дмитрий Калинин много лет живет на две семьи, и ни одна из них об этом не знает. Но все тайное когда-нибудь становится явным. История этих семей на фоне последнего российского кризиса, а также сопутствующие события: любовь, война, валютный кредит и его влияние на жизнь людей - все это описывается в семейной саге. Лицам моложе 16 лет к прочтению не рекомендую.
Так как произведение объемное и в процессе создания, буду выкладывать в каждом сообщении по три-четыре главы.
Немного о себе: юрист по профессии, проживаю в г. Железнодорожном Московской области, воспитываю дочь-первоклассницу.

Обсуждения, мнения и рекомендации очень приветствую.



[size=13]
Глава 1

Молния блеснула, освещая темную комнату.
- Ой! - воскликнула женщина и прижалась головой к его груди.
Он засмеялся и запустил ладонь в ее волнистые светлые волосы.
- Таня, потише. Разбудишь сына.
Ее ноги обвились вокруг него. Тяжело дыша, Дмитрий поднял ее и посадил верхом на себя. Их тела задвигались в едином ритме. Высшее удовольствие настигло обоих одновременно, и общий стон был заглушен раскатами грома.
Дмитрий всегда наслаждался упругим, роскошным телом Тани, когда приезжал в их гнездышко. Они были вместе семь лет, их общему сыну недавно исполнилось шесть. Помимо внешности, у нее был замечательный характер: тихий, покорный и податливый. Она никогда не спорила с ним и не возражала. Тем более, что он содержал ее с ребенком — по его настоянию, Таня не работала. Идеал женщины: скромная, красивая сероглазая блондинка тридцати трех лет, отличная хозяйка и мать, она была ему преданной и ловила каждое его слово. Татьяна Насонова — его женщина.
- Завтра опять в путь, - с сожалением проговорил Дмитрий, прижимая к себе женщину. - А так не хочется уезжать от вас! Что поделать, работа...
Дмитрий Калинин уже много лет работал ведущим риэлтором в агентстве недвижимости. По долгу службы ему приходилось часто и надолго оставлять Таню и сына: он ездил с клиентами по своему южному приморскому городу, а также по соседним.
Татьяна тяжело вздохнула.
- Милый, ты опять рано уедешь? - спросила она. - И с Ромкой не попрощаешься?
- У меня ранняя встреча, так что, выезжаю в шесть утра, - подтвердил он. - Так что, поцелую его в макушку и уеду...
Женщина промолчала о том, как плачет сын, когда не успевает попрощаться с папой. Как ей грустно одной без любимого мужчины. Но, она не могла не спросить главного:
- Дима, а когда мы поженимся? - она периодически задавала ему этот вопрос. - Все-таки уже семь лет вместе!
Этот вопрос был неудобным для мужчины. Он рассеянно потрепал кудри Татьяны, скрывая внутреннее напряжение.
- Обязательно поженимся, любимая. Это будет прекрасная свадьба. Осталось совсем немного...
Утром она встала в четыре часа. Приготовила свежую яичницу с ветчиной, сварила кофе. Еще раз проверила, все ли собрал с собой ее мужчина. Одна вещь, лежащая в чемодане, смутила ее. Футболка. Черная, с белыми надписями на английском языке. Размер у нее был больше, чем носил сам Дмитрий... и, в то же время, она была молодежной — такой, что ее не мог позволить себе носить ведущий риэлтор, которому было тридцать восемь лет.
- Танюша, я проснулся, - Дмитрий уже выходил из душа, свежий и бодрый, будто не было вчерашней страстной ночи.
- Дима, а что это? - она протянула ему футболку. - Неужели ты такое носишь? Еще и размер такой большой!
Скулы напряглись на лице мужчины. Она не заметила, как сжались его кулаки.
- Это подарок, - после небольшой паузы объяснил он. - В соседнем городе живет мой коллега, у него взрослый сын. Ты же видишь, вещь для тех, кому до двадцати!
Объяснение удовлетворило Татьяну. Она с удовольствием кормила Дмитрия завтраком, делая вид, что ее не печалит предстоящий месяц без него.
Дом находился на окраине города, рядом с морем. Таня подумала, как хорошо бы искупаться сегодня всем вместе — погода была замечательная, как всегда в мае.
- Не скучайте тут без меня, - уже садясь в машину, Дмитрий поцеловал ее в губы. - Береги сына!
Со сделкой по недвижимости, на самом деле, было покончено к вечеру. Клиент остался доволен домом, который хотел снять у моря на лето, и внес оплату за месяц, а также сто процентов комиссионных. После этого Дмитрий отправился по своим делам далее. Он был доволен, подсчитывая предполагаемую премию от своего агентства.
Неожиданный звонок оторвал его от приятных размышлений. Городской номер мореходного училища. О Господи, начинается!
- Да, - отрывисто проговорил он. - Здравствуйте... Что? Опять подрался? А, у нее телефон недоступен... Хорошо, я разберусь!
Мужчина помрачнел и сильно сжал руль. Вот всегда, когда у него все хорошо, появляется эта проблема!


Глава 2
Вытирая кровь с разбитой губы, шестнадцатилетний Александр Калинин решительной походкой направлялся к маршрутке. Одновременно другой рукой он прикрывал лицо, украшенное под глазом свежим синяком. Вокруг расцветал весной его родной город, по каменным мостовым прогуливались веселые нарядные люди, шумели машины и катера на морском берегу. Все были счастливы, а вот он чувствовал себя отвратительно.
Сегодня должен был приехать отец, и Саша уже с утра переживал: что он скажет, обнимет ли его, или снова начнет попрекать лишним весом, несоответствием идеалу сына и кто знает, чем еще? Проблемы с отцом начались с тех пор, как он после девятого класса решил поступать в мореходное училище на судового механика. Море было его мечтой, устройство судна — главным интересом, а папа мечтал, чтобы сын закончил одиннадцать классов, а потом поступил в военную академию — как когда-то он сам. Калинин-старший резко выразил ему свое мнение, и с того момента, отношения между ними испортились. Отец был и раньше холоден, а после успешно сданных в мореходку экзаменов, казалось бы, стал ненавидеть сына. С сестры, красавицы Аллы, спрос был другой: она — девочка, на год младше и, к тому же, красивая.
Вообще, красота в семействе Калининых досталась всем, кроме Саши. Отец — высокий, статный голубоглазый брюнет. Мама Вика — изящная, рыжеволосая, с красивой фигурой и лучистыми зелеными глазами. Алла — копия мамы, только с малым количеством веснушек на кремового цвета коже. А он... Лучше не говорить. Невысокий, полноватый, с более светлыми волосами, чем у мамы и сестры. Глаза, правда, у него были отцовскими, но это не спасало положение.
* * * * *
Именно после их жуткой ссоры в тот день два года назад, когда Саша ожидал поздравлений с успешной сдачей экзаменов, парень начал заедать стресс. До этого он был совершенно обычным парнем со средним весом. Сейчас он носил размер одежды на два больше отцовского.
Кстати, месяц назад Саша понял, что с этим нужно что-то делать. Просто очаровательная Алия, которая училась на бухгалтера в его же училище, не обращала на него внимания. Разговаривала с ним снисходительно-ласково, как на друга. В девушке текла кровь крымских татар. Она была веселой и заводной любимицей своей группы, и общалась с его сестрой, которая уже заканчивала девятый класс и определялась с дальнейшим образованием. Очаровательная брюнетка с чуть раскосыми карими глазами, Алия сводила его с ума. Поняв, что таким, как есть, он ей не понравится, Саша предпринял решительные действия по поводу своей внешности.
В апреле, после визита своего отца и очередного серьезного разговора, парень внес в свою жизнь что-то новое. Жесткую диету и изнуряющие тренировки в спортивном клубе при училище. К счастью, от этого не пострадали ни учеба, ни периодические подработки — он часто писал курсовые работы и рефераты для первокурсников. За месяц ему удалось сбросить пять килограмм из стартовых восьмидесяти пяти. Это было не слишком заметно при его невысоком росте... Однако, успех окрылял. Саша ходил на учебу счастливый и довольный, хоть и порядком уставший. Его повышенную самооценку не могла не заметить Алия — при последней их встрече в столовой девушка поинтересовалась, почему он так мало ест, и выразила свое беспокойство за его здоровье. Все, этого было достаточно, чтобы он летал, как на крыльях!
А сегодня его хорошее настроение было испорчено. Его сестра Алла приехала, чтобы подать документы в училище, она хотела поступать на менеджера по туризму. На выходе из здания училища ее остановил Лешка Ринатов — его однокурсник, красивый и противный парень. Был перерыв, и Саша, который вышел прогуляться, видел все. Ринатов лапал его сестру, прижимал ее к стене. Алла пыталась оттолкнуть его... При этом, из всей прогуливающейся толпы студентов вмешалась только Алия. Кровь ударила Саше в голову.
- Отпусти мою сестру, - он положил свою тяжелую руку на плечо Ринатову. - Пойдем во двор, поговорим.
В тот момент Алия и Алла хором умоляли их успокоиться. Парни ушли в уединенный дворик, где происходили все разборки в училище — в основном, из-за девочек. Алла хотела удержать брата, но Алия остановила ее.
- Уже поздно, - вздохнула она. - В их разговор лучше не лезть...
Там, на пустынном дворе, скрытом от посторонних глаз цветущими кустами и деревьями, произошло объяснение.
- Твоя сестра очень красивая, - говорил Лешка. - Она мне нравится!
- Да, но ты-то ей — нет, - ответил Саша. - Я видел, как она тебя отталкивала. Не смей ее трогать! Что за привычка принуждать девочек? Я не раз видел, как ты это делаешь...
Ринатов задумчиво обошел его, разглядывая со всех сторон.
- Алка, конечно, красавица. Явно не в тебя. И вообще, в кого ты такой жирный?
Эти слова ударили Сашу подобно молнии. Будто месяц почти голодной диеты и мучительных занятий спортом были напрасны. Он не выдержал... кровь ударила в голову, и в живот однокурсника полетел кулак.
Далее завязалась драка. Они катались по нагретой земле, избивая друг друга и выкрикивая проклятия. Саша одерживал верх — ему придавала сил злость на отца, которую он сейчас вымещал на Лешке.
Неизвестно, чем бы все закончилось, но во двор уже бежали двое ребят — друзей Ринатова. Они оттащили Сашу и держали его за руки.
- Ну все, жиртрест, - самодовольно проговорил соперник. - Я побью тебя, а твоя сестра будет висеть на моей шее...
Совершенно беспомощный, Саша пытался вырваться из рук двух парней, но сил уже не хватало. Распух от удара глаз, из губы лилась кровь. Не без удовольствия, он увидел, что лицо противника тоже украшено синяками.
- Держись, - проговорил Ринатов. Она разбежался, целясь ногой в живот Саше.
- Вы чего, с ума сошли?! - со стороны входа в аллею раздался возмущенный крик. - А ну, отпустите его!
Это был преподаватель электроэнергетики, двадцатипятилетний Юрий Горгадзе. Темноволосый высокий мужчина в светлых летних брюках подбежал к ним. Он не раз уже разнимал драки несовершеннолетних студентов, вызывая восхищение женского преподавательского состава и студенток. Еще бы — молодой грузин еще сам помнил себя в их возрасте.
Парни тут же отпустили Сашу. Горгадзе, вытащив из штанов носовой платок, подошел к нему. Они были одни на пустыре.
- Вы никому не скажете? - спросил испуганный Саша.
- Не скажу. С одним условием: чтобы больше ты с ними не связывался!
Горгадзе действительно не собирался жаловаться не студентов — сам недавно таким был. Он не знал, что Ринатов уже сидел в кабинете директора и жаловался.
- Эх, Калинин, - с сочувствием проговорил преподаватель. - Что же ты, считаешь себя таким сильным, что один против троих пошел? Месяц тренировок — хорошо, но мало...
Он приложил платок к разбитой губе Саши. Парень был удивлен так, что забыл о драке.
- Вы откуда знаете? Я никому не рассказывал...
- Я тоже хожу в зал при училище, - рассмеялся, блеснув белыми зубами, преподаватель. - Качаешься — молодец. Только голодать не надо. Никому не полезно, тем более — в твоем возрасте... У тебя даже глаза голодные. Куда родители смотрят?!
Конечно, Горгадзе не годился ему в отцы, но от него Саша почувствовал ту самую симпатию и участие, которых так не хватало в родном папе. Он бы с удовольствием пообщался с ним еще, но нужно было раньше попасть домой, чтобы привести себя в порядок к приезду отца.
- Я пойду, - с трудом проговорил он. Губа начинала отекать.
- Саша, дойдешь до остановки?
Он заверил Горгадзе, что все в порядке, и ушел. Все было вовсе не в порядке. Приезжал после долгого отсутствия отец, который всю их жизнь гнал семью к некоему недостижимому идеалу; при этом, больше всего доставалось Саше, как старшему сыну...


Глава 3
- Мама, какая же ты красивая!
Алла с восхищением смотрела на мать. Та кружилась перед зеркалом, примеряя новое ярко-зеленое платье, отлично подчеркивающее нежную кожу, стройную фигуру и золотисто-рыжие волосы.
Маме Вике было тридцать шесть лет, но в данный момент она казалась тридцатилетней. Так было всегда в ожидании приезда отца. Мама наряжалась, накрывала праздничный ужин. Работа папы не позволяла часто находиться в кругу семьи. Тем не менее, Алла понимала, что он — основной добытчик. Мама, хоть и получила высшее образование преподавателя музыки, зарабатывала в два раза меньше, давая в частной музыкальной школе уроки детям.
Отец стал хорошо зарабатывать пять лет назад, в 2009 году. В то время спрос на недвижимость в их регионе резко возрос. Они продали свою небольшую квартиру в городе и взяли кредит для того, чтобы купить большой дом на берегу моря. Алла помнила, как маме во всех банках отказывали в рублевом кредите, и лишь в одном банке согласились дать, но в долларах. Родители, просчитав возможные риски, ухватился за эту возможность.
Да, теперь у них был красивый дом на большом участке. Мама выращивала там цветы и ягоды. По выходным приезжали на шашлыки друзья семьи. Вот только настоящего счастья ни Алла, ни ее брат Саша не чувствовали. Слишком сложным человеком был их отец. Ладно... главное — что они с мамой любили друг друга!
А сегодня Виктория постаралась. Уделив внимание своему внешнему виду, она успела приготовить любимые блюда папы — свинину по-французски и оливье. Позже Вика поняла, что за этим столом нечего было есть детям: Саша сидел на диете, а Алла любила курицу и сметану, но никак не свинину и майонез. Пришлось по-быстрому готовить овощной салат и запекать куриное филе.
Главное, чтобы мама была счастлива. Так они решили с братом, когда оказались невольными свидетелями ссоры отца и матери. Оба бросали друг другу в лицо обвинения... Сейчас дети помнили только смысл: папа орал, что мама не дала ему доучиться в военной академии, рано родила и заставила обеспечивать себя и детей. А мама отвечала, что не подумала о предохранении, была влюблена, и отвечают оба. Впрочем, Вика обожала детей, и все для них делала. А отец... он зарабатывал деньги и в далеком детстве давал им какую-то ласку. Сейчас он лишь любовался Аллой и критиковал Сашу, доводя того до истерик.
- Аллочка, ты бы тоже нарядилась, - мама задумчиво посмотрела на ее джинсы и белую футболку. - Папа любит, когда ты красиво одета!
Уловив намек, Алла переоделась в своей комнате. Белое с оборками платье как раз соответствовало вкусам отца.
Они стояли на пороге дома — красивые, нарядные. Алла неожиданно почувствовала отвращение. Ей-то отец не сказал плохого слова — по крайней мере, она не припоминала. Характеры у них с братом были разными: Алла была спокойной, уверенной в своем совершенстве, а вот он — более чувствительным, хоть и пытался это скрывать. Но то, как отец издевался над чувствами Саши, не заслуживало уважения. А теперь, они встречают его при полном параде!
Дверь открылась, и Виктория замерла. Отец вошел — уставший и уже чем-то раздраженный.
- Милые, здравствуйте, - он расцеловал жену и дочь. - Какие вы сегодня очаровательные! Я чувствую вкусный запах с летней кухни...
Мама упала на грудь Дмитрия. Он ответил поцелуем, а потом потянулся к Алле.
- Я скучал, - провозгласил он. - Ну, какие дальнейшие планы?
Ее идею учиться на менеджера по туризму Дмитрий одобрил. Алла уже знала его мнение. Какая разница, какую специальность получать красивой девочке? Главное — удачно выйти замуж. А вот к Саше требования предъявлялись совсем другие.
Только бы Сашка задержался, мысленно молила Алла. Хоть бы он вернулся, когда все уснут... Она ведь не знала, чем закончились разборки у мальчишек. Однако, ужин не начинали без него — по указанию отца.
- Мне звонили из училища, - сказал Дмитрий, когда они сидели на веранде за накрытым столом. - Саша опять подрался, а у тебя телефон был недоступен. Почему ты работаешь, а не занимаешься детьми?!
Вика пожала плечами. К заскокам любимого мужа она уже привыкла. Конечно, он своим заработком мог неплохо обеспечивать семью. Но, зачем ей, молодой и здоровой женщине, сидеть дома, имея детей- старшеклассницу и подрабатывающего студента? Поэтому, на очередное его замечание она промолчала, лишь блеснули зеленые глаза. Дети прекрасные, дом в порядке. Чего же ты от меня хочешь?!
- Я занимаюсь детьми, - игнорируя его наезд, - ответила она. - А мальчишки всегда дерутся. Или ты сам не был таким? И что мне, водить в колледж за ручку сына, который почти с меня ростом?
Алла видела, как лицо отца покраснела. Сейчас, в свои пятнадцать лет, она начинала кое-что понимать. Прожив столько лет в браке с мамой, он постоянно пытался ее переделать, прогнуть под себя. Похоже, в его понятиях идеальная жена должна быть другой. Аллу удивляло, чем же плоха мать: она была доброй, заботливой, успевала заниматься хозяйством и работать. Но — было то, чего папа не хотел принимать. Виктория — женщина самостоятельная, с независимым характером и своим мнением. А ее мужу хотелось, чтобы жена была его продолжением. Хорошо, каждый имеет право на исполнение своих желаний. Но ведь он женился на маме, а она всегда была именно такой! Неужели сразу не разобрался во всем?
- А вот и наш герой! - услышала она возглас отца. - Явился наконец, да в каком виде!
Мужчина встал из-за стола и подошел к сыну. Саша выглядел растерянным и уставшим. Под глазом наливался синяк. Алла, желая защитить брата, подскочила к нему и взяла за руку. Все-таки, это из-за нее он попал в такое положение.
Вика тоже встала. У нее душа болела за сына. Парень в глубине души обожал отца, несмотря на его отношение, и всегда ждал после поездок по работе. Сейчас Саше явно требовалось, чтобы его обняли, накормили и успокоили, и только потом приступили к расспросам. Она знала, что сын совсем не агрессивный, и не будет драться без причины. Однако, отец был готов приступить к расспросам и обвинениям уже сейчас.
- Ну, и что на сей раз? - Дмитрий заговорил так, будто Саша, само собой, был виноватым. - Почему мне звонит директор и рассказывает, что ты дерешься на заднем дворе колледжа? Хочешь, чтобы тебя исключили? Почему, вообще, это произошло?!
Саша стоял, опустив голову. Алла чувствовала, как взмокла его рука. А ведь брат не скажет, почему это произошло, поняла она. Таким образом он бы мог переключить гнев отца на сестру, и именно потому этого не сделает — слишком силен был в ее брате инстинкт защитника.
- Просто мы поспорили с однокурсником...
Дмитрий сжал плечо Саши — сильно, до боли. Парень не показал вида, что ему очень больно и обидно.
- Дима, отпусти его, - Вика встала между отцом и сыном, загораживая Сашу собой, будто щитом. - То, что произошло, явно ему не нравится. Саша, давай я помажу мазью твои травмы, а потом поговорим?
На кухне мама обработала его синяк.
- Мы, вообще, ужинать будем? - металлическим голосом спросил отец.
Саша не стал садиться за стол — он ушел в свою комнату. Алла осталась с родителями. Ужинали молча. Дмитрий бездумно глотал свои любимые блюда. Вика и Алла почти не ели и молча переглядывались. Вот и встреча с отцом после разлуки! Ни вопросов, ни рассказов. Тишина.
После ужина Алла тихонько зашла в комнату Саши. То, что она увидела, убило ее. Брат лежал на своей кровати лицом к стене. Плечи его вздрагивали. Он плакал.
- Сашка, - присев на кровать, Алла обняла его. - Пожалуйста, не надо. Из-за меня все! Этот Ринатов заговорил со мной, я ответила... Не думала, что он начнет руки распускать!
- Это он виноват, - ответил брат, уткнув мокрое лицо в колени Аллы. - Он у меня еще получит. Думает, если из богатенькой семьи, то ему все можно!
Позже в комнату зашла и мама. Здесь не нужно было слов: Вика порой больше делала взглядом, объятиями, чем разговорами. Они сидели, обнявшись, какое-то время, пока Саша не успокоился. Он сам все рассказал маме.
- Ты молодец, заступался за сестру, - гладила она Сашу по голове. - Вот только драться не нужно! Старайся разобраться спокойно...
Саша умолчал об оскорблениях Ринатова в свой адрес. На самом деле, он давно уже просил кулака.
- Мама, почему отец всегда меня критикует? - спросил Саша. - Постоянно мной недоволен. Я, конечно, не идеальный сын, но неужели настолько...плохой?
Вика вздохнула. Она вспомнила, как в первые годы брака вечное недовольство и требования Дмитрия отравляли ей жизнь. Правда, рождение двоих подряд детей заставило ее терпеть, а потом она просто повзрослела, переросла и научилась не замечать. Да, ее муж пытался вывести семью на уровень идеала. Вот только какого — было известно ему одному.
Пока муж разговаривал с кем-то по телефону на кухне и курил, Вика в их спальне одела новую кружевную сорочку цвета морской волны — она специально купила ее к его приезду. Вот только радости она уже не чувствовала, равно как и желания. Умел все-таки ее муж все испортить...


Глава 4
- Да, удивительно, как ты все успеваешь! - заметил Игорь Авдеев — друг Дмитрия со времен учебы в военной академии. - Еще и на меня время нашел!
Они сидели на летней террасе небольшого кафе в центре города. Мужчины наслаждались холодным пивом и вкуснейшим свиным шашлыком. Ни один из друзей не сделал военную карьеру, Игорь и вовсе подался после академии в полицию. Оба на первый взгляд были людьми благополучными, семейными, у обоих уже взрослые дети. Однако, в действительности таковым являлся только Игорь. Они женились в один год, и с тех пор друг Дмитрия ни на шаг не отходил от своей Дарьи и двух сыновей. А вот Дмитрий жил совсем другой жизнью...
- Для тебя всегда будет время и место, - он поднял кружку с пивом. - Да, жизнь бежит... А ты все также у своей юбки?
- Юбка-то любимая! - с гордостью ответил друг. - А каких пацанов мы воспитали! Прямо мечта!
И это Игорь рассказывал о своей, пусть красивой, но слишком решительной жене-украинке и двух обычных мальчишках, ровесниках его Саши!
- А у меня, кажется, получится сбывшаяся мечта в другом месте... - задумчиво протянул Дмитрий, поглядывая на веселую, гуляющую по центру публику.
Игорь закурил и внимательно посмотрел на него.
- Что, все-таки решил Вику оставить? Не боишься?
Дмитрий не знал, что такое страх, вообще. В ответ на вопрос товарища он рассмеялся.
- Бояться? Мы с тобой дружим много лет, и ты меня знаешь. Игорь, у меня две женщины — законная жена и сожительница. Трое детей. Две жизни. И это, черт возьми, мне нравится!
Разговор вступил в такую стадию, где Игорь был категорически не согласен с Дмитрием.
- А ты никогда не думал... Им может быть больно. Всегда больно, когда близкий человек изменяет!
- Они ничего не знают, - возразил Калинин. - Я дал им дома на побережье, семью, детей. Об этом ли не мечтает каждая женщина?
Игорь пожал плечами. Сам он считал себя очень везучим, что прожил шестнадцать лет в любви и согласии с одной женой. Да, в молодости, случалось, смотрел на других — особенно, когда они с Дашей ругались. И об изменах были мысли. К счастью, только мысли.
- Кстати, ты что-то жаловался на своего Сашу, - сменил он тему. - Почему? Парень замечательный. Мои ребята учатся в одном училище с ним, правда, на другом факультете. Они подружились. Он у тебя вырос настоящим мужчиной! За сестрой присматривает, матери помогает... Сколько раз я видел, как они идут из магазина: Вика сумочкой помахивает, а пацан тяжеленные сумки тащит. Учится хорошо. И, по словам моих, хороший друг. Чем ты недоволен-то?
Дмитрий помрачнел и выложил другу все свои претензии к сыну. И про не то образование, и про лишний вес, и про лишнюю эмоциональность, про драки... Монолог продолжался минут семь. С каждым его словом Игорь опускал голову, будто его самого ругали. Когда Калинин замолчал, его собеседник выдохнул и одним глотком опустошил пол-кружки пива.
- Димка, годы прошли, а ты все такой же, - тихо проговорил майор городской полиции. - Все также стремишься к совершенству. И Бог с тобой, стремись сам! Зарабатывай, занимайся спортом, люби жену и детей. Таких, какие они есть. У тебя отличная семья! Жена и дочь — красавицы и умницы, и сын хороший. Давно пора полюбить их по-настоящему! У нас с Дашкой тоже была притирка, сразу после свадьбы. Все было — и скандалы, и угрозы развестись, тем более, наши близнецы давали жару. Все закончилось, как только я понял: эта девушка уже такая, и мне ее не переделать, только привыкнуть. И она тоже это поняла. А с ребятами все было жестко год назад. Переходный возраст, знаешь ли. Они красили волосы, напивались. А я им сказал: я вас любыми люблю, но вы мне страдания причиняете. И лег в постель с корваролом. Все, они образумились! Потому что, у нас в семье все равно есть любовь. Безусловная, как должны любить друг друга дети и родители.
Мужчины, выслушав друг друга, задумались — каждый о своем. Как спокоен гармоничен в семье был Игорь, настолько же неудовлетворенным и беспокойным оставался Дмитрий.
- Я ведь полюбил Вику, - прошептал Калинин. - Когда она шла из музыкального училища в общежитие... В своем синем платье, с гитарой на плече. Она ведь сиротой была, от щедрот города учиться поступила и получила комнату! Я думал — вот мое: одинокая, несчастная, беззащитная девочка! Жалел ее, помогал. Ты знаешь, я тогда чувствовал себя героем и спасителем. А у нее оказался такой характер — тушите свет! До сих пор мне перечит во многом. Вообще, она меня тогда связала по рукам и ногам. Двое детей подряд! Пришлось пойти работать, учеба пострадала. А ведь я мог получить красный диплом!
Поэтому я чувствовал себя счастливым, когда встретил Таню. Она нежная, послушная. К тому же, ребенка родила намного позже, чем Вика наших. Я ей вбил в голову тогда, что она уже немолода, и вряд ли будет кому-то нужна, кроме меня...
- Немолода?! - теперь уже смеялся Игорь. - Значит, и с ней ты был спасителем — спасал ее от одиночества. Вашему сыночку шесть лет. То есть, в двадцать семь Татьяна уже была старухой!
Дмитрий ничего не ответил. Он радовался, что полностью подчинил себе хотя бы одну женщину.
Недалеко от центра находился городской автовокзал. Часы на его башне пробили полночь.
- Скажи, а ты кого-нибудь из них любишь? - задал Игорь бесполезный вопрос. - Викой ты недоволен. Таня тебя больше устраивает своим характером, но и к ней ты не уходишь...
- Они обе — мои, - ушел Дмитрий от прямого ответа на вопрос. - И они меня любят. Это — главное.
Игоря передернуло. На какой-то момент перед ним пронеслась вся жизнь, начиная со знакомства с Калининым. Как мог веселый, беззаботный студент превратиться в чудовище? Откуда в его голове мысли, позволяющие творить такое?!
- Мне пора, - засуетился Игорь. - Даша ждет. Сейчас лейтенант приедет, заберет меня...
Он набирал на мобильном номер подчиненного. В то же время, Дмитрий, взглянув на тротуар, заметил там аппетитную блондинку с внушительными формами. Девушка была чуть моложе его Тани, и она призывно улыбалась.
- Ты езжай, - он дружески приобнял Игоря и кинул на стол купюры, покрывающие всю сумму счета. - Я сегодня угощаю!
Предыдущая темаВернуться к началуСледующая тема
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения